Поведенческие портреты групп пород

Отметим, дабы не вводить читателей в заблуждение, что предлагаемая нами классификация основана именно на происхождении групп пород и не всегда совпадает с классификацией, официально принятой FCI. Каждая из существующих классификаций пород отвечает определённой задаче, для наших целей наиболее удобно разделение пород по происхождению.
Разумеется, в пределах группы разные породы различаются по поведению, хотя и не столь сильно, как по экстерьеру. Тем не менее одни характеристики встречаются очень редко, другие часто, третьи же являются типичными, наиболее распространёнными. В «портретах» групп пород мы будем описывать наиболее типичных представителей данной группы.


Итак, первичные, самые древние группы пород.
Молоссоиды — потомки собак, заключивших с человеком союз для совместной охраны жилища. Обоняние неплохое, но используются ограниченно в связи с особенностями анатомии, с одной стороны (многие породы короткошеи и/или короткоморды), и со спецификой применения, с другой стороны. Эти собаки используются как караульные, волкодавы, телохранители — как травильные собаки, но уж никак не в качестве ищеек. Блок на агрессию против человека снимается достаточно легко. Очень высока социальность, собаки прекрасно работают сообща, стаи обладают сложной структурой. Территориальность доведена почти до абсурда, на своей территории мастиф при минимальном обучении готов охранять от чужих всё, вплоть до бабочек и капусты на грядке; частная («наша с хозяином» или «нашей стаи») собственность для этих собак свята. Охотничье поведение можно при желании развить, но для этих пород охота — не пунктик, хотя все травильные собаки обязательно несут кровь мастифов: бой с крупным и опасным зверем — вот ещё одна их специальность. Подвижность нервной системы хорошая. А вот лёгкость переключения внимания невысока: уж ежели мастиф чем–то занялся, то он своё занятие до логического завершения доведёт, будь то подкоп под забором либо преследование преступника. Некоторая аффектированность встречается редко у сильно декоратизированных пород, да и то по сравнению с «декоратами» иного происхождения крошки из клана мастифов очень сдержанны. Инфантильность для всех пользовательских пород абсолютно исключена — собаки самостоятельны до предела.
Охотники лесостепей и степей. Эта группа очень быстро распалась на две, более узкоспециализированные, — на борзых, охотившихся на открытых просторах, пользуясь преимущественно зрением, и на гончих, преследовавших дичь в «крепких», заросших местах соответственно преимущественно с помощью обоняния.
Борзые. Обоняние развито умеренно, более того, в европейской селекции специально отбирали собак, не пользующихся чутьём, — вся работа в идеале должна идти только взрячую. В результате зрение великолепное, собака видит движущийся объект за несколько километров. Агрессия на человека заблокирована настолько крепко, насколько это вообще возможно: чужой человек может увести борзую, просто взяв за ошейник, и та, скорее всего, молчком пойдёт. Пока с борзыми всерьёз охотились, за попытку укусить человека собаку убивали на месте. Социальность высокая, детали внутристайных отношений отличаются от свойственных мастифам, но борзые по–настоящему стайные собаки. Территориальность развита очень слабо: могут защищать свою территорию от чужих собак, защита от людей — редкость. Охотничье поведение: единственная группа пород, чей комплекс охотничьего поведения сохранён селекционерами в полном объёме. Зверь должен быть обнаружен, догнан, схвачен и умерщвлён. При этом изящно была решена сложная задача: охотничье поведение совершенно отделено от пищевого. Самостоятельно пойманную добычу борзая не только не ест, она даже не портит шкурку зайца, а ведь та рвётся как папиросная бумага. Подвижность нервной системы хорошая, это естественно для собаки, которая должна ловить добычу описанным способом; после неудачной ловли собака быстро успокаивается и вновь готова к работе. Лёгкость переключения внимания достаточно высокая. Аффектированность низкая, собака зачастую производит впечатление полностью погружённой во внутренний мир, впрочем, мелкие породы бывают более аффектированными. Инфантильность несвойственна, собаки настолько самодостаточны, что зачастую возникает вопрос: а нужен ли им хозяин? Когда бы не запрет на поедание собственной добычи, так иным собакам, возможно, он и вправду не был бы нужен — уж очень хороша борзая в роли специализированного охотника. Отметим особо, что породы, уклоняющиеся в декоративность, поневоле испытывают изменение свойственного группе портрета — могут возникать инфантильность, аффектированность. Вообще о породах декоративного направления, о сходстве в чертах их поведения мы поговорим отдельно, поскольку картина тут наблюдается сходная, независимо от происхождения.
Гончие. Обоняние развито в превосходной степени, это, образно говоря, основной рабочий инструмент этих собак. Агрессия на человека редка, но может проявляться, причём в поведенческом контексте, мало свойственном собакам других групп пород: гончая вполне может воспринимать человека как объект охоты, если ей такую идею внушить. Социальность высокая. Территориальность — понятие практически неведомое для большинства охотничьих пород гончих: где жить, в каком окружении, кто из четвероногих и двуногих рядом — всё неважно, лишь бы гонять зверя по лесу. Исключение составляют тяжёлые кровяные гончие, в чьих предках есть мастифы. Охотничье поведение: в нём вся жизнь собаки, при этом большинство гончих специализировано лишь на преследовании, поимка зверя — дело травильных собак, зато преследовать они могут до полного изнеможения. Подвижность нервной системы невысока, процессы торможения включаются достаточно тяжело, уж если собака взяла след, она будет по нему идти не отвлекаясь. Гончая не слишком быстро переключает внимание: собака настолько увлекается преследованием, что волки, бывает, просто дожидаются, пока работающая собака пробежит мимо, и режут её. Так же поступают нечистые на руку охотники: снимают чужую собаку с гона, и та покорно следует за новоявленным хозяином. Аффектированность выражена слабо, один из немногих способов заставить собаку показать свои чувства — начать собираться на охоту; возбуждение обычно проявляется в лае, хотя выведены и породы гончих, голоса не отдающих. Инфантильность этим породам не присуща.
Охотники тайги: так же, как борзогончие, на почве охоты на крупного зверя заключили союз с людьми древние шпицы. Ныне выделяют собственно шпицев Западной Европы и отечественных лаек, по поведению они различаются несущественно. Обоняние острейшее — эти собаки живут в мире запаха, для них он очень важен. Агрессия на человека выражена относительно слабо, скорее как мера самозащиты; у ряда пород блок абсолютный — собака ни при каких обстоятельствах человека не укусит. Социальность сильно варьирует в зависимости от характера использования: у чисто охотничьих пород она выражена средне, у тягловых и упряжных — очень высоко, их работа без общих усилий и координации действий невозможна. Территориальность весьма специфична: охраняемый участок мал, и оберегают его прежде всего от собак. Охотничье поведение: всё зависит опять–таки от характера использования. У пород, применяемых прежде всего в качестве ездовых, охотничье поведение или ослаблено, или просто подавлено, промысловые собаки являются прекрасными охотниками за самой разнообразной добычей. Интересен характер охотничьего использования: лайка или охотничий шпиц обнаруживают добычу, используя и зрение, и обоняние, и слух. Далее добычу активно облаивают, отвлекая её внимание и не давая уйти с места до подхода охотника, крупного зверя в случае острой необходимости несколько лаек, ловко уворачиваясь, хватают зубами. Подвижность нервной системы и лёгкость переключения внимания высокие. Аффектированность проявляется только в облаивании. Инфантильность, разумеется, отсутствует, собаки превосходно работают самостоятельно, не нуждаясь в поминутных подсказках человека.
Вторичные группы пород, произошедшие в результате селекции и скрещивания пород из первичных групп.
Большой куст вторичных групп пород дали гончие.
Таксы — породы, специализированные для преследования и добычи зверя в норе. По многим признакам поведения совпадают с гончими. Обоняние острое, агрессия на человека — вещь вполне возможная, но не как на объект охоты. Социальность не очень высока, неплохо выражена территориальность. Охотничье поведение развито прекрасно — такса, что называется, упёртый охотник, она не может спокойно пройти мимо норы или трубы водостока, если можно в неё залезть: обязательно протиснется и исследует на предмет обнаружения добычи. Нервная система подвижнее, чем у классической гончей, такса достаточно легко переключается. Аффектированность и инфантильность этим собакам несвойственны.
Легавые — потомки гончих; в их задачу входит обнаружить птицу и выпугнуть под стрелка или ловчую птицу. Обязательный элемент охотничьего поведения легавой — замирание перед обнаруженной дичью в характерной позе — стойке. Обоняние очень острое. Агрессия на человека надёжно заблокирована у подавляющего большинства пород. Социальность довольно низкая, и хотя можно научить легавых работать в паре, но в самой сути их работы сотрудничество с соплеменником не заложено. Территориальность также невысока, ей не от кого и незачем охранять территорию. Охотничье поведение, как уже говорилось, модифицировано весьма тонко. Собака дичь выпугивает, подаёт под выстрел и в идеале подносит хозяину. Легавых также обучают отыскивать и приносить подранков, при этом мять птицу собака не должна. Подвижность нервной системы хорошая, внимание переключается достаточно легко. Собакам присуща определённая аффектированность поведения, особенно породам, уклоняющимся в декоративность. Прослеживаются определённые признаки инфантильности.
Спаниели — тоже потомки птичьих гончих, близкая родня легавых, работают без стойки. Их дело — обнаружить и выпугнуть птицу. Обоняние острое. Агрессия на человека заблокирована. Социальность не очень высокая; хотя собака охотно контактирует с четвероногими собратьями, она может прекрасно без них обходиться. Территориальность мало выражена. Охотничье поведение развито отменно, собака с огромным азартом ищет и выпугивает дичь, с удовольствием разыскивает подранков и, что особенно ценно, идёт за добычей в воду. Подвижная нервная система, внимание переключается легко. Аффектированность встречается часто и может быть весьма выраженной. Черты инфантильности заметны не только в поведении, но у ряда пород даже и во внешности.
Ретриверы — породы, родственные двум предыдущим группам, в ряде случаев с прилитием крови мастифов. Основное предназначение — подача битой птицы и подранков с воды, в том числе и морской. Обоняние острое. Агрессия, будучи в норме несвойственной, может быть разблокирована без особых усилий. Социальность достаточно высокая, хотя характер работы этого и не требует. Территориальность выражена слабо. Охотничье поведение: комплекс сильно урезан и определённым образом извращён, собака специализирована именно на апортировке (подноске и подаче) птицы, сам процесс поиска занимает её куда меньше. Нервная система подвижна, внимание переключается достаточно легко. Аффектированность практически несвойственна. Наблюдается определённая инфантильность.
Терьеры — группа, стоящая настолько особняком от прочих, с настолько чётко очерченным центром формирования (Британские острова), что возникает мысль, не являются ли эти собаки случаем истинного одомашнивания некоего вида уже в исторические времена. Для этой группы свойственна настолько типичная, хорошо наследуемая внешность и столь характерное поведение, что именно эта гипотеза о происхождении терьеров представляется нам верной. Похоже, что на северо–западной оконечности Европы обитало вымершее ныне мелкое малосоциальное псовое с характерной жёсткой проволокообразной шерстью. Исходя из особенностей поведения всех пород терьеров, можно говорить о том, что эти пратерьеры жили небольшими семьями и строго блюли границы своих участков, реагируя на нарушения их целостности звонким лаем и атакой.
О портрете современного терьера.
Особой нужды в использовании обоняния нет. Агрессия на человека заблокирована весьма посредственно, терьерам вообще свойственна высокая агрессивность. Социальность довольно низкая, собаки терпят друг друга, драки между ними часты и мало ритуализированны. Территориальность, пожалуй, столь же высока, что и у мастифов. Хотя у терьера часто нет физических возможностей для защиты своего участка, зато звонкий захлёбывающийся лай и безудержные броски на нарушителя кого угодно заставят смутиться, а может, и отступить. Охотничье поведение развито достаточно хорошо, многие породы терьеров являются неустрашимыми норными охотниками, все они славятся как непревзойдённые истребители крыс. Нервная система мало уравновешена: процессы возбуждения резко преобладают. Внимание переключается с трудом. Аффектированность весьма высока, а вот инфантильность этим собакам несвойственна — это очень взрослые и серьёзные псы, которым природа будто в насмешку отвела маленькое тело.
Истинные овчарки — эта группа выделяется не по происхождению, а по применению. Объединяет овчарок характер изначального использования — пастьба скота на ограниченных участках с обязательным более или менее тонким управлением стадом под руководством человека. В группу входит много пород, предками которых являются представители всех первичных групп, смешанные в самых причудливых сочетаниях, в иных породах можно заподозрить и кровь терьеров. А вот портрет овчарок получается весьма однородным и чётким.
Обоняние довольно острое: ведь потерявшуюся скотину зачастую приходится искать по следу. Агрессия на человека проявляется достаточно легко: в функции овчарки входит ещё и охрана скота от воров. Социальность, как ни странно, часто не очень высока: собаки взаимодействуют, но могут справляться с работой и в одиночку — всё зависит от вида скота, размеров стада и места выпаса. Территориальность средняя или низкая. Охотничье поведение: особый случай, поскольку пастушеское поведение по сути своей является видоизменённым охотничьим с достаточно чётким запретом вредить жертве. Подвижность нервной системы хорошая, внимание переключается легко. Многие породы склонны к аффектированности, для них это необходимо: ведь приходится привлекать внимание человека к тому, что делает скот или собираются сотворить злоумышленники. Инфантильность тоже выражена, порой очень сильно, собака нуждается в одобрении своих действий хозяином.
Пинчеры и шнауцеры — группа позднего происхождения; она образовалась в Германии, возможно, при участии терьеров: тут и характерная жёсткая шерсть у всех шнауцеров и жесткошёрстных пинчеров, и сходные черты поведения. Крупные породы использовали в качестве пастухов, средние и мелкие — как крысоловов и живые «звонки». Обоняние очень хорошее, ряд пород используется ещё и в качестве ищеек. Агрессия на человека проявляется достаточно легко. Социальность развита средне, собаки могут работать в стае, но слишком велика вероятность конфликтов между ними по самым разным поводам. Территориальность выражена средне, но эти собаки легко обучаются охранять. Охотничье поведение: от среднего до маловыраженного, охота — это не их конёк. Нервная система очень подвижная, часто с преобладанием процессов возбуждения. Лёгкость переключения внимания, пожалуй, слишком велика, особенно у молодых собак. Аффектированность обычно весьма высокая, равно как и инфантильность, — что пинчер, что шнауцер не может без того, чтобы хозяин не уделял ему внимание почаще!